Категории каталога

Мои статьи [6]

Форма входа




Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0


Понедельник, 25.09.2017, 19:54
Приветствую Вас Гость | RSS
НАЦИОНАЛЬНЫЙ ЧУВАШСКИЙ ЯЗЫК
Главная | Регистрация | Вход
Каталог статей


Главная » Статьи » Мои статьи

Вербальные средства этикетного общения в чувашском языке
Диссертационная работа посвящена компаративному, контра-стивному и этнолингвокультурологическому изучению чувашских вербальных средств этикетного общения (ВСЭО), которые в данной работе изучаются в сравнении с соответствующими единицами других тюркских языков, а также с привлечением соответствующих материалов из контактировавших на определенных этапах исторического развития с чувашским монгольских, финно-угорских и других ино-системных языков. ВСЭО описываются также в этнолингвокультуро-логическом аспекте, что предполагает обращение, в необходимых случаях, к экстралингвистическому контексту.
Актуальность исследования. Традиционный чувашский этикет до сих пор не был предметом специального изучения, поэтому нам пришлось заняться сбором, систематизацией и описанием соответствующего материала, который, по еще далеко неполным данным, превалирует за три тысячи единиц. Поверхностные и чрезвычайно фрагментарные обращения к ВСЭО, наблюдаемые на страницах работ общелингвистического плана, не дают сколько-нибудь адекватного представления ни об объеме, ни о специфике их грамматического строя и функционирования, не говоря уже о межъязыковых генетических связях и исторических взаимовлияниях этого интереснейшего в культурно-историческом отношении пласта чувашского языка.
Данная работа в какой-то мере призвана восполнить существующий в чувашеведении и, шире, тюркологии определенный пробел в изучении ВСЭО. Компаративное, контрастивное и этнолингвокуль-турологическое изучение ВСЭО должно явиться базой для дальнейших исследований и шагом к началу системного изучения ВСЭО генетически родственных и исторически контактировавших языков Урало-Поволжья и более обширного Евразийского региона. При сравни-
4
тельно-историческом и сопоставительном изучении родственных и ино-системных языков появляются широкие возможности выявления сходств и различий структуры и функционирования ВСЭО на всех строевых уровнях языка. Самобытные этнолингвокультурные особенности ВСЭО проявляются только при контактах между говорящими на разных языках народами, а особенности языка и культуры обнаруживаются только при их сопоставительном и сравнительном изучении. К тому же, любая, даже сугубо лингвистическая работа по изучению ВСЭО немыслима без обращения к экстралингвистическим аспектам данной проблемы. ВСЭО в восточной традиции имели высокопоэтический характер, что добивалось синкретизацией различных но своим особенностям текстов: вербальных, музыкальных (напр., приветственные песни в обрядах гостеприимства, исполняемых и гостями, и хозяевами), хореографических (напр., взаимоблагодарственные танцевальные фигуры), акциональных (поклон, прикладывание руки к голове и к ногам, снятие / наличие головного убора и т.д.), предметных, временных и т.п. контекстов. Все это требует подхода к анализу объекта исследования с самых широких общекультурологических позиций. Между тем соотношение различных уровней, аспектов, форм проявления ЭО в различных по своему генезису и формированию этнокультурных традиций в каждом конкретном случае имеет сугубо самобытный характер, а это требует от исследователя вербальных средств традиционного этикета любого народа самого пристального внимания ко всем формам и проявлениям этикетного общения, принятым у данного народа и, шире, генетически родственных с ним народов.
ВСЭО в рамках нашей темы должны рассматриваться на уровне синтаксиса (т.е. слова, словосочетания, предложения) и, выше, культурологического текста. Это обусловлено тем обстоятельством, что любое ВСЭО в сугубо лингвистическом отношении по своей сущности является предложением (любого уровня - от односоставного до сложного во всех разновидностях проявления). Однако по
5
своей структуре и семантике ВСЭО обычно выходят далеко за рамки синтаксиса и являются текстами (сочетаниями предложений, составленных по своим специфическим закономерностям), а потому являются предметом изучения самостоятельной науки текстологии или, в сугубо лингвистическом аспекте, по принятой в отечественном языкознании терминологии - лингвистики текста. К сожалению, в отечественном языкознании проблемы лингвистики текста начали разрабатываться только со второй половины XX века, а в чувашском языкознании практически не затронуты. В этом отношении предлагаемая работа является первым приближением к самостоятельной отрасли языкознания - лингвистике текста, а потому, на строгий взгляд специалистов, может иметь ряд спорных моментов. Само собой разумеется, дальнейшие работы в этом направлении могут внести существенные уточнения в наши во многом пионерные предположения и предварительные высказывания.
Большую роль в сложении и формировании отечественной школы лингвистики текста сыграла так называемая семиотическая школа, созданная такими классиками отечественной лингвистики, как Вяч. Вс. Иванов, Ю.М. Лотман, В.Н. Топоров,
О.Н. Трубачев, Л.А. Успенский и их последователи. Отечественная семиотическая школа сыграла весомую роль в становлении основных направлений лингвистики текста, а потому в нашей работе значительное внимание уделяется семиологическим аспектам исследования различных проявлений ВСЭО в чувашском языке.
Цель работы прежде всего заключается в комплексном изучении всего многообразия ВСЭО чувашского языка и их системном описании на примере формулы приветствия и прощания. Выбранные тематические группы являются широко употребительными и наиболее ярко выражающими особенности ЭО чувашей. Особое внимание уделяется выявлению и описанию обусловленности выбора конкретных единиц из всего многообразия существующих в языке ВСЭО в зави-
6
симости от реальной ситуации коммуникативного акта, т.е. от возраста, пола, социального положения и т.п. коммуникантов, от места, времени и др. обстоятельств коммуникации и т.п. Вместе с тем стремились проследить и диахронические аспекты динамики и структуры ВСЭО и их употребительности в зависимости от изменений исторических, социальных и культурных условий жизни общества. В этой связи важнейшей задачей стало компаративное, контрастивное и этнолингвокультурологическое изучение ВСЭО целого ряда генетически родственных (тюркских) и исторически контактировавших иносистем-ных (монгольских, финно-угорских, русского и др.) языков и народов.
В соответствии с поставленной целью выдвигаются следующие задачи исследования: 1) систематизация и классификация материала по чувашскому языку; 2) сравнительно-историческое и сопоставительное изучение соответствующего материала родственных (тюркских) и исторически контактировавших (непосредственно и опосредованно) иносистемных (монгольских, финно-угорских, иранских, арабского, славянских, западноевропейских и др.) языков; .3) лингвосемиотическая характеристика ВСЭО чувашского языка и на этой основе определение их тематических разрядов; 4) в этнолингвокультурологическом аспекте изучить реальное функционирование ВСЭО выбранных тематических групп чувашского и сравниваемых и сопоставляемых языков.
Материалом исследования прежде всего послужили реально существующие в современном чувашском (разговорном и литературном) языке ВСЭО (отдельные слова, формулы и тексты), включая их фиксации в многочисленных опубликованных источниках (лексикографические работы, специальные исследования), архивные источники XVIII - XX вв., а также фрагменты разговорной речи, зафиксированные автором в полевых условиях. В рамках нашего исследования важным вспомогательным материалом являются ВСЭО генетически родственных тюркоязычных и целого ряда исторически контактировавших иносистемных народов. В ряде случаев реальная
7
ситуация бытования ВСЭО в конкретных коммуникативных актах подтверждается примерами из художествен но и литературы.
Методы исследования. В ходе исследования применялся комплексный подход с привлечением следующих методов: лингвистического анализа, компонентного анализа, сравнительно-исторического, сопоставительного, этнолингвистического, лингвокультурологического и социолингвистического анализа ВСЭО. На страницах данной работы постарались синкретизировать и обобщить различные направления, существующие в синхроническом и диахроническом аспектах исследования ВСЭО, существующие в отечественной и зарубежной лингвистике.
Научная новизна исследования. Данная работа является первой в чувашском языкознании попыткой изучения ВСЭО в сравнительно-историческом, сопоставительном, этнолингвистическом, семиотическом и лингвокультурологическом планах. В ней впервые в тюркологии предпринято комплексное изучение ВСЭО чувашского языка с привлечением соответствующего материала широкого круга тюркских и исторически контактировавших с булгаро-чувашским иносистемных (монгольских, семито-хамитских, славянских и др.) языков, практически впервые в тюркологии поднят вопрос об этнолингвокультурологическом и семиотическом подходах к изучению ВСЭО. Впервые в чувашском языкознании разрабатывается дефиниция так называемой «этикетной лексики», «вербальных средств этикетного общения».
В работе выявляются и описываются специфические особенности грамматического строя и особенности функционирования ВСЭО чувашского языка с учетом половозрастных особенностей общающихся и специфических бытовых особенностей общения, ареалыю-географических и диалектологических, стилистических особенностей употребления, а также временной динамики функционирования ВСЭО. Впервые проводится обширное компаративное исследование ВСЭО генетически родственных (тюркских) языков, в ходе которого выяснилось, что традици-
онные чувашские вербальные средства этикета практически по всем тематическим группам имеют бесспорно общетюркский характер и, судя по всему, восходят к эпохе пратюркской общности.
Теоретическая значимость исследования состоит в том, что в нем разработаны приемы и методы комплексного компаративно-контрастивно-этнокультурологического изучения малоисследованного пласта единиц чувашского языка - так называемых вербальных средств этикетного общения. Для чувашского языкознания работа важна в плане объективной и правильной классификации лексико-грамматических разрядов слов, при изучении стилистики чувашского синтаксиса. Для тюркологии в целом представляет общетеоретический интерес в плане семиотической классификации ВСЭО.
Научно-теоретическую ценность для ряда гуманитарных дисциплин (филологии, этнокультурологии и т.д.) представляют впервые разработанные и проверенные на практике приемы компонентного анализа ВСЭО, методика комплексного применения возможных и доступных приемов в рамках одного конкретного исследования. Разработанный и испытанный на практике интегральный метод изучения отдельного разряда лингвокультурем может быть использован при комплексном изучении многих других тематических разрядов так называемой культурной лексики и текстов (в сугубо лингвистическом понимании данного термина).
Практическая значимость исследования. Результаты работы могут быть использованы при: 1) разработке литературных норм современного чувашского национального этикета на разных уровнях - от бытового до официального; 2) составлении учебных пособий и словарей (энциклопедических, двуязычных переводных, отраслевых, толковых, исторических, этимологических и др.) по чувашскому национальному этикету; 3) создании учебников чувашского языка, разговорников и т.д.; 4) разработке практических иосо-
9
бий по культуре общения, а также для дальнейшего изучения ВСЭО чувашского и других тюркских языков и т.д. На защиту выносятся следующие положения:
1. ВСЭО чувашского языка представляют собой специфическую область лингвистической прагматики. Обороты речи, употребляемые при этикетном общении, являются устойчивыми речевыми реакциями в ситуациях взаимных сношений людей. Их коммуникативной целью является установление, поддержание и прерывание общения между индивидами в соответствии с принятыми в чувашском обществе традициями и нормами. Большое значение имеет умение коммуникантов продуцировать соответствующие конкретной коммуникативной ситуации ВСЭО, т.к. выбор того или иного варианта формул ЭО всегда зависит от обстоятельств, стихийно складывающихся к моменту коммуникации индивидов: от возрастных особенностей (выделяются друг от друга ВСЭО между сверстниками, младшим(и) и старшим(и) (и по возрасту, и по социальному положению); от половой принадлежности (между мужчинами, женщинами, мужчинами и женщинами); от социального статуса; от времени суток (утро, день, вечер, ночь); от занятости (дорога, работа, отдых); от места коммуникации (деревня, улица, дом и т.д.) и др.
2. Специфика ВСЭО, объединяемых в тематические группы «Формулы приветствия» и «Формулы прощания» заключается в том, что они являются реакциями на происходящие события — встречу и расставание, наиболее часто встречающиеся в повседневной жизни человека. Особенность ВСЭО отражена в классификации, разработанной с учетом таких параметров, как событие, оценка события, реакция на речь и т.д. Результатом реализации ВСЭО является совершенное речевое действие.
3. Воплощение ВСЭО в речи определяется реализацией единиц в момент речи, реальной модальностью, категорией персо-нальности (общение между непосредственными участниками), функционированием невербальных семиотических элементов (кивок, ру-
10
копожатие, поклон, снятие или наличие головного убора и т.д.) как эквивалентов ВСЭО, выражающих приветствие и прощание.
Основные положения диссертации отражены в следующих работах:
1) Словообразовательная и синтаксическая структура единиц речевого этикета чувашского и татарского языков // Проблемы словообразования в тюркских языках: (Материалы конф.). - Казань: Фикер, 2002. - С. 324-331.
2) II.А. Андрееван «Чаваш чёлхин стилистики» ёдёнчи нисеп (этикет) лексикине тёпчессипе с.ыханна самантсем [Вопросы, связанные с изучением этикетной лексики в труде Н.А. Андреева «Стилистика чувашского языка»] // Наум Андреевич Андреев -Урхи Науме. К 110-летию со дня рождения. Сб. ст. - Чебоксары: ЧГИГН, 2002. - С. 56-61.
3) Традиционный застольный этикет чувашского народа: Учеб. пособие. - Чебоксары: Изд-во Чуваш, ун-та, 2003. - 96 с.
4) Уралпа Аталси тарахёнчи чёлхесен пуплев нисепне танлаш-тарулла тёпчесси [О сравнительно-сопоставительном изучении речевого этикета языков Урало-Поволжья] // Взаимодействие урало-алтайских языков. Язык и культура. Материалы международной конференции. Чебоксары / Шубашкар, 4-6 октября 2001 года. -Чебоксары: ЧГИГН, 2003. - С. 38-45.
5) Кёреке мешехи [Застольный этикет] // Таван Атал. - 2000. -2 №. - С. 71-72.
Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, а также списка литературы (267 названий) и списка сокращений.
Апробация работы. Диссертация обсуждалась на кафедре чувашского языкознания и востоковедения им. М.Р. Федотова ЧувГУ им. И.Н. Ульянова. Отдельные ее положения оглашались на научных конференциях, проведенных ЧГИГН (2001-2004), ЧувГУ им. И.Н. Ульянова (2001-2003), ЧГПУ им. И.Я. Яковлева (2004), на
11
международных и региональных конференциях в г. Казань (2001), г. Чебоксары (2001-2003), были изложены в пяти публикациях автора.
Во введении формулируются цели и задачи исследования, обосновывается актуальность и научная новизна темы, определяется теоретическая и практическая значимость полученных результатов, описываются процессы, происходившие и происходящие в чувашском языке и культуре, а также фактический материал и методы его исследования, приводятся сведения о структуре работы.
В Главе I «Вербальные средства этикетного общения и их функции» описываются виды и формы ВСЭО, анализируются их связи с ситуацией вступления людей 'в коммуникацию, выявляются экстралингвистические факторы, влияющие на выбор ВСЭО, проводится сопоставительный анализ существующих мнений о видах и формах этикета.
В Главе II «Вербальные средства этикетного общения как объекты лингвистического и семиотического исследования» описывается история изучения ВСЭО с точки зрения семиотики, знаковости единиц, а также процесс исследования ВСЭО специалистами в области синтаксиса, лексикологии, морфологии. Кроме того, отдельно освещается исследование проблем, связанных с ВСЭО в чувашском языкознании.
В Главе III «Вербальные средства этикетного общения и особенности их узуса (употребления)» описываются особенности функционирования ВСЭО в различных ситуациях, сравниваются и сопоставляются приветственные и прощальные ВСЭО чувашского, других тюркских, русского, монгольских, финно-угорских и др. языков.
В заключении излагаются основные результаты исследования, рассматриваются перспективы дальнейшего изучения ВСЭО чувашского языка в сравнительно-историческом, сопоставительном, этнолингвистическом и лингвокультурологическом планах.
12
ГЛЛВЛ I. ВЕРБАЛЬНЫЕ СРЕДСТВА ЭТИКЕТНОГО ОБЩЕНИЯ И ИХ ФУНКЦИИ
ВСЭО функционируют, как правило, в органической связи с акциональными (действия: рукопожатие, снятие головного убора, приложение руки к головному убору, обнимание, похлопывание), кинетическими (жесты), мимическими (улыбка, подмигивание), интонационными и др. сигналами невербального (несловесного) общения. Ситуации, требующие сопровождения экстралингвистическими средствами, количество и качество невербальных сигналов, их социостилистическая характеристика, как и весь речевой этикет в целом, имеют ярко выраженную национальную специфику. Это требует от исследователя ВСЭО обращения к этнолингвокультуро-логическому аспекту изучения.
Этнолингвокультурологический подход к ВСЭО связан с тем обстоятельством, что речевой этикет в целом является неотъемлемым элементом культуры народа, его фоновых знаний, важной частью цивилизованности поведения и общения, продуктом и инструментом культурной деятельности человека. В ВСЭО отразились не только национальная специфика языка и культуры, но и многовековой исторический опыт народа. В выявлении национальной специфики ВСЭО чрезвычайно важны сравнительно-исторический (компаративный) и сопоставительный (контрастивный) аспекты исследования.
ВСЭО но своей сущности являются перформативными высказываниями или высказываниями-действиями (вербально-акциональными текстами), формирующимися при условиях непосредственного общения: когда партнеры «я» и «ты» встречаются «здесь» и «сейчас». Эги показатели отражаются в семантической и / или грамматической структуре единиц разной оформленности. В каждом ВСЭО отражается «я» говорящего, «ты» адресата, реальная модальность соответствия ситуа-
13
ции речевого акта, момент речи «сейчас» (в данный момент), точка контакта коммуникантов «здесь» (в данном месте).
ВСЭО в коммуникации чувашей выполняют функции: 1) коптак-тоустанавлпвающую, 2) регулирующую, 3) волеизъявления, 4) побуждения, 5) привлечения внимания, 6) выражения отношении и чувств к адресату, 7) выражение отношения к обстановке общения и т.д.
Перед тем как приступить к детальному освещению вопросов ВСЭО чувашского языка считаем целесообразным остановиться на вопросе разграничения понятии и терминов «этикет», «речевой этикет» и «вербальные средства этикетного общения».
1. Этикет
Согласно мнению М. Фасмера, слово «этикет» попало в русский язык путем заимствования французского слова etiquette, возможно, через нем. Etikett (с XVIII в.) и получило распространение благодаря принятию французского придворного церемониала. Оно этимологически тождественно слову «этикетка», которое, вероятно пришло через нем. Etikett (с 1836 г.) или непосредственно из франц. etiquette - то же от ст.-франц. cstichicr «втыкать» из ср.-нид. steken «совать, втыкать» [Фасмер IV, 523].
Кроме лингвистов, проблемы этикета являются объектом исследования этнологов, культурологов и др. Наблюдения этимологов показывают, что франц. etiquette имеет значения: 1) ярлык, этикетка, надпись и 2) этикет, церемониал - и заимствовано из голланд. sticke «колышек; шпенек». Значение слова «этикет» менялось в следующем порядке: «колышек, к которому привязывалась бумажка с названием товара» > «бумажка с надписью» > «записка с обозначением порядка протекания действий церемониала» > «церемониал» [Байбурин, Топорков 1990, 4].
Культурологи утверждают, что этикет является: 1) совокупностью правил поведения, касающихся внешнего проявления отношения к людям (обхождение с окружающими, поведение в общест-
14
венных местах, манеры и одежда). В этикет входят требования, которые приобретают характер строго регламентируемого церемониала [Хоруженко 1997, 571], или 2) формой повседневного общения, состоящей из набора правил вежливости и особых формул разговорной речи. Элементы этикета вкрапляются в культурную ткань общения представителей всех слоев общества. Этикет всегда реализуется в общении, но не всякое общение является этикетом. Соотношение объемов понятий «этикет» и «общение» Л.И. Кравченко представляет следующей схемой:
Общение / Этикет
[Кравченко 2002, 98] и т.д. Исследователи современного русского и / или интернационального этикета обычно выделяют такие функциональные его разновидности: дипломатический; военный; служебный (деловой); педагогический; врачебный; этикет в общественных местах [Кобзева 2000, 15], но в последнее время появились и более широкие и дробные классификации функциональных вариантов форм этикетного общения. Так, например, на страницах «Энциклопедии этикета» [2000] можно обнаружить специальные статьи, посвященные таким разновидностям этикета, как придворный, светский, общегражданский, дипломатический (политический); семьи и дома, содержащий такие подвиды, как добрачный, семейного быта, траурный; повседневный, состоящему из следующих подвидов: знакомства, приветствия, прощания, дружбы, невербального общения и др.; мужчин и женщин; водителя и пассажира; курильщика; застольный; цветочный; особого случая (поведение в театре, музее, библиотеке, ресторане и т.п.); благородных собраний; вероисповедания; деловой; моды; СЕТИ КЕТ (поведение в сети Интернет) [ЭЭ 2000] и т.д.
15 2. Речевой этикет
Согласно исследованиям, посвященным изучению проблем этикета, речевой этикет является системой «устойчивых формул общения, предписываемых обществом для установления речевого контакта собеседников, поддержания общения в избранной тональности соответственно их социальным ролям и ролевым позициям относительно друг друга, взаимным отношениям в официальной и неофициальной обстановке» [Формановская 1990, 413] и, в узком смысле, системой формул, обеспечивающей принятое в данной среде, среди данных людей и в данном случае включение в речевой контакт, поддержание общения в избранной тональности. В широком смысле он - совокупность правил речевого поведения, речевых разрешений и запретов, связанных с социальными признаками говорящих, обстановкой и стилистическими ресурсами языка. Речевой этикет задает коммуникантам рамки речевых правил, определяющих пределы проходящего общения [Формановская 1982з, 60]. При исследовании ВСЭО чувашского языка следует исходить из понимания термина «речевой этикет» в широком смысле, т.к. только при таком подходе появляется возможность выявления наиболее характерных черт, этикетных особенностей межличностной коммуникации.
Исследователи современного русского речевого этикета приводят следующую классификацию формул. Автор «Словаря русского речевого этикета» считает, что функционально-стилистическая дифференциация знаков речевого этикета проходит главным образом по оси «официальное - неофициальное» (для чувашского речевого этикета не существенна). К официальным относятся официально-возвышенные, риторические, официально-деловые слова и выражения, знаки дипломатических посланий, публичных выступлений, ко вторым (неофициальным) - межстилевые и разговорно-обиходные единицы, представляющие собой разговорные, дружеские, фамильярные, просторечные, ласкательные и уменьшительно-ласкательные слова и выражения. Наряду с функционально-стилистической диф-
16
ференциацией, А.Г. Балакай приводит и эмоционально-экспрессивную, согласно которой единицы русского речевого этикета можно разделить на следующие стили: 1) высокий (возвышенный), экспрессивные (ярко выраженные эмоции, чувства), возвышенные (эмоционально-приподнятая, торжественная речь), высокопарные (чрезмерно торжественные, напыщенные), куртуазные (изысканно вежливые, любезные); 2) нейтральный: почтительные, учтивые, уважительные, вежливые, ласковые, дружеские и 3) сниженный стиль: шутливые (почтительно-шутливые, грубовато-шутливые), сниженные (просторечные, обиходные слова и выражения), снисходительные, самоуничижительные, фамильярные (излишне непринужденные, бесцеремонные), иронические [Балакай 2001, 14 - 15]. 3. Вербальные средства этикетного общения
Речевой этикет - понятие более широкое, чем «вербальные средства этикетного общения», т.к. обнимает и внеязыковой культурологический контекст. Вербальные средства этикетного общения представляют собой функционально-семантическое поле речевых единиц (слов, устойчивых выражений, предложений, текстов) доброжелательного, вежливого общения в разнообразных реальных ситуациях обращения и привлечения внимания, знакомства, приветствия, извинения, благодарности, поздравления, пожелания, приглашения, комплимента, прощания и т.п.
1.1. ВИДЫ И ФОРМЫ ВСЭО
В работах, освещающих разные стороны этикета, исследователи пишут о существовании его разновидностей. В зависимости от социолингвистического, стилистического и т.д. подхода к исследованию ВСЭО называются разные числа. В рамках данного исследования нас прежде всего интересуют традиционные (народные, разговорные) ВСЭО, т.к. в обыденной практике обычно употребляются стандартные
17
формы, не имеющие национальной специфики (кальки и прямые заимствования из контактировавших языков) и т.д.
Виды ВСЭО чувашского языка, в отличие от классификаций формул речевого этикета русского языка, проведенных Л.А. Акишиной, Н.И. Формановской др., на наш взгляд, более дифференцированы. В русском языке ученые выделяют пятнадцать тематических групп (видов) ВСЭО: 1) «Обращение и привлечение внимания»; 2) «Приветствие»; 3) «Знакомство»; 4) «Приглашение»;
5) «Просьба, совет, предложение»; 6) «Согласие и отказ в ответ на просьбу»; 7) «Согласие и несогласие с мнением собеседника»; 8) «Извинение»; 9) «Жалоба»; 10) «Утешение, сочувствие, соболезнование»; 11) «Комплимент, одобрение»; 12) «Упрек, неодобрение; 13) «Поздравление, пожелание»; 14) Благодарность»; 15) «Прощание» [Акишина, Формановская 1983, 181].
В чувашском языке целесообразно выделить двадцать видов ВСЭО. Это формулы: 1) «Обращения и привлечения внимания»; 2) «Приветствия»; 3) «Знакомства»; 4) «Приглашения»; 5) «Просьбы»;
6) «Совета и предложения»; 7) «Согласия / отказа в ответ на просьбу»; 8) «Согласия / несогласия с мнением собеседника»; 9) «Извинения»; 10) «Жалобы»; 11) «Утешения, сочувствия, соболезнования»; 12) «Комплимента, одобрения»; 13) «Упрека, неодобрения»; 14) «Поздравления»; 15) «Пожелания»; 16) «Благодарности»; 17) «Проклятия»; 18) «Прощания»; 19) «Запрета, табу» и 20) «Тосты, застольные речи, здравицы».
Как видим, в число видов ВСЭО чувашского языка включены и пожелания с отрицательной коннотацией. На наш взгляд, ВСЭО, выражающие проклятие, также необходимо рассматривать в рамках ЭО, т.к. они, в определенном смысле, выполняют те же функции в общении, что и ВСЭО с положительной коннотацией, т.е. служат для установления контакта между двумя или более коммуникантами; регулируют стиль общения; выражают волеизъявление коммуникантов; побуждают общающихся к определенным действиям.
 
Категория: Мои статьи | Добавил: Spirit (12.03.2008)
Просмотров: 3064 | Комментарии: 8 | Рейтинг: 4.5/2 |
Всего комментариев: 4
4  
а материалы-то где?сколько лет захожу на чувашские сайты, а все одна вода. так вы последних желающих изучать язык потеряете. то какие-то игры детские с паролями. детством-то пора прекращать заниматься.

3  
Спасибо! Этот материал мне очень понравилась.

2  
Спасибо! Я так рада! Этот материал мне очень понравилась.

1  
Спасибо за сайт!

Имя *:
Email *:
Код *:

Copyright MyCorp © 2017